воскресенье, 29 марта 2015 г.

Радио-86РК


В далёком 1989-м году, когда мне было 15 лет, я как и многие в те времена спаял, популярный тогда компьютер – Радио-86РК.

В 1992-м году он выпал из поля моего зрения, но, внезапно, приятель провёл маленькое расследование и отыскал его. Сложно передать словами, насколько мне было приятно и интересно взглянуть на это своё детище. Многие нюансы уже стёрлись из памяти.

В те времена заполучить крутой гаджет было проще всего, спаяв самому. 

Слева расположен общий предохранитель и тумблер питания.


Не знаю, где я добыл корпус, но в нём уже была дыра в передней панели, не совпадающая с моей клавиатурой. Лишние отверстия я закрыл накладками, сделанными из деревянных трёхкопеечных линеек, выкрашенных йодом и покрытых лаком. Большинство накладок за эти четверть века потерялись. В верхней деревянной планке видны два светодиода и над нею отверстие «пищалки». Выше – надпись, указывающая, что в компьютере 32 килобайта ОЗУ. Это был объём в два раза превышающий стандартную схему, что видно на фотографиях внутренностей.


Все платы, кроме материнской, изготавливал сам, травя в фотографических ванночках хлорным железом. Клавиатура далеко не QWERTY.

Недалеко от подмосковного города Фрязино, где был радиозавод, располагалась чудесная помойка, куда свозили совершенно невероятные штуки с этого завода. Я ездил туда очень часто и мы с единомышленниками встречали машины с завода, набрасываясь на новую вываленную кучу, как саранча. Что там только не было! И ЖКИ и клавиатуры от настольных калькуляторов и корпуса и платы для цветомузыки. Помните, была такая в СССР с тремя фонарями. Я её тоже собрал из запчастей с этой помойки. Калькуляторов собрали тоже прорву. И обычных бухгалтерских и инженерных. У них, кстати, была чуть иная клавиатура с более компактными клавишами.

Эта клавиатура – кнопки от бухгалтерских калькуляторов. Большие такие, которые питались от 220В и с зелёными газоразрядными индикаторами. Я покрасил верхушки обычной белой краской для окон (там были другие символы). В Химках продавались переводные шрифты на плёнке. Их надо было тереть карандашом или ручкой и они переводились почти на любую поверхность. Сверху покрыл обычным паркетным лаком. Он маслянистый и не разъедал шрифты. Но сох очень долго. Каких трудов мне стоило дождаться высыхания! Однако, на некоторых клавишах сохранились фрагменты отпечатков из-за моей нетерпеливости.

Позже, когда я паял Спектрум, на этой помойке я нашёл пачку плат, которые, на удивление, практически точно совпадали со схемой его клавиатуры и подходили по всем размерам под те же клавиши от калькуляторов, коих у меня была прорва. Наверное завод делал какую-то партию Спектрумов и почему-то отбраковал часть. Но это избавило меня от изготовления этой платы.


Справа расположены разъёмы джойстика, АЦП (для загрузки программ с магнитофона), видеовыход для монитора и разъём системной шины, который я, видимо, поленился распаивать.Не знаю, зачем я его вообще выносил. Возможно, чтобы к радиостанции подключить и сделать телетайп.


Сзади установлена микросхема стабилизатора на радиаторе. Внутри, на плате, другие стабилизаторы. Похоже, что источник выдаёт три разных напряжения (пока не разбирался внимательно). Обратите внимание на рукотворный медный кожух на микросхеме и следы термопасты.

Судя по всему, я сначала покрасил его в жёлтый цвет, но потом изменил дизайн на зелёный. Наверное, осталась краска от забора.


Общий вид под капотом. Обратите внимание на верёвочку справа, которая удерживает его в открытом состоянии. Интересно закреплена материнская плата. Она просто лежит на кембрике, натянутом между двумя винтами и удерживается единственной планкой (на фото спереди).



Оказалось, я даже указал авторство этого монстра. На системной шине – необходимые подсказки. Панельки для микросхем выпилены из разъёмов.


На следующей фотографии в центре АЦП и схема динамика.

«Пищалка» сделана из советского In-ears наушника.


На следующей фотографии видно, что увеличенная память распаяна прямо поверх основной. Перед памятью видно, что добавлена нестандартная линия задержки на двух элементах "И".


Подозреваю, что электролитические конденсаторы в источнике за четверть века могли высохнуть.



Под нижним кожухом тоже интересно. Видны дублированные линии питания и дополнительные конденсаторы – фильтры помех по питанию.


Я набрался смелости включить его. На выходе осциллограф показывает какой-то сигнал, но он не похож на видео.

После Радио-86РК, в те годы, я довольно быстро переключился на Спектрум, потом купил Поиск и какой-то матричный принтер. На нём уже начал писать диплом, а заканчивал уже на EC-1841, купленном где-то по случаю. Все эти компы сменились у меня за 3-4 года, поэтому Радио-86РК забросил довольно быстро. 

К тому же, я учился в Техникуме космического машиностроения и технологии и у меня пол-года была практика в Центре управления полётами в отделе персональных компьютеров. А там были такие чудеса, о которых в 91-м году мало кто слышал – огромные цветные плоттеры, цветные сканеры и лазерные принтеры… У нас были компьютеры с 486-ми процессорами, о которых тогда никто не слышал и магнитооптическими дисками, купленными через третьи страны. Надеюсь, что за давностью лет, тут нет никакой секретности.

Мне, как студенту, выдали на растерзание личный PC-XT Olivetti. В мои задачи входило спаять разработанный отделом контроллер для связи PC и СМ-ЭВМ, по которым шла телеметрия со спутников. Надо было распаять несколько десятков корпусов на монтажной плате проводками. При прогоне обнаружилось пара ошибок, но начальник меня хвалил. Для такого количества пайки это было немного. Позже сделали печатные платы, которые я набивал играючи. Одну даже выставляли на ВДНХ и начальник специально повёз меня показать, где лежит моё изделие. Мне очень повезло с ним. Вспоминаю с большой теплотой. 

Самое трудное в контроллерах было найти боковые металлические планки в которые ставились D-SUB разъёмы и, с помощью которых, плата крепится в корпусе. В 1991-м их взять было просто негде и я заказывал токарям в соседнем цехе за спирт. Как сейчас помню – 20 грамм за планку.